неділя, 6 травня 2012 р.

Священнослужители об аскетизме, облачениях и автомобилях духовенства


Regions.Ru продолжают обсуждать тему церковной роскоши. 

Как известно, одна из постоянных тем у критиков Церкви – признаки богатства, которые демонстрируют некоторые высокопоставленные священнослужители. Это тем более удобный повод для нападок, что он хорошо сочетается с давним и укоренившимся стереотипом «попа-мироеда».

Этот вопрос обсуждается в России не первый десяток лет. Еще в 90-е годы возникло выражение "попы в "Мерседесах". Начавшаяся после выходки «панк-феминисток» в Москве антицерковная буря в медиапространстве также активно использует эту тему. В пример отечественным иерархам постоянно приводят покойного Патриарха Сербского Павла, быт которого был строго аскетическим. Не раз, правда, отмечалось, что аскетизму Церковь учат люди, сами в аскетизме никак не замеченные, и что пример патриарха Павла не привел их в Церковь – хотя бы и в Сербскую. 

В последние недели, в частности, активно муссируется тема «часов патриарха» - так, например, именно с нее начали список обвинений к Церкви Юлия Таратута и Ирина Ясина 25 апреля в дискуссии на телеканале «Дождь»

"Нет ничего плохого в том, что патриарху, епископам, священникам дарят те или иные предметы быта. И даже если это дорогие предметы быта, то я в этом совершенно ничего плохого не вижу", - заявил глава Отдела Московского патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин в эфире радиостанции "Финам FM". 
По словам священника, в истории и России, и других стран люди всегда несли самое дорогое в храм, какие-то предметы, которые могут украсить алтарь, иконостас, облачение, предметы быта епископа и священника, резиденцию епископа. "Всегда резиденция епископа - это было лицо Церкви, и предметы, которыми он пользуется, - это лицо Церкви. Это не просто мирской престиж, но и убежденность в том, что епископ - это образ торжествующего, царствующего Христа в Церкви", - подчеркнул Чаплин. 


Он напомнил, что в Апокалипсисе царствующий Христос описан таким образом, что там упоминаются драгоценные камни, благородные металлы. Таким образом, епископу "приличествуют дорогие вещи", резюмировал Всеволод Чаплин. 

«Как Вы относитесь к дорогим облачениям архиереев и их богатому украшению их резиденций? Приличествуют ли епископу дорогие вещи?» - с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям. 


Протоиерей Александр Кузин, клирик храма Космы и Дамиана в Шубине: 
Священники занимаются такими затратными и тяжелыми благотворительными проектами, за которые не возьмется ни одна благотворительная организация. При этом эффективность вложений в благотворительные проекты Церкви выше, чем в благотворительных фондах. Поэтому если у кого из духовенства появляется хорошая машина, которая несколько облегчает эту деятельность – это только хорошо. Обвинять его за это в роскоши просто глупо. И точно так же ни одного психически нормального священника не коробит, что его архиерей ездит на хорошей иномарке. 

Да, богатые прихожане иногда дарят дорогие подарки. Но, к примеру, я служу 22 года, и меня Бог миловал. У меня был «Запорожец», потом «Волга» и «Москвич». Сейчас машины нет вообще, так как в ней нет нужды. Хотя я по заслугам и стажу, так сказать, маститый протоиерей. А священник в провинции – это и вовсе очень небогатый человек, далеко не средний класс общества. Это люди, которые служат по призванию - и таковых большинство. 

Разумеется, есть и исключения. По этому поводу один батюшка как-то сказал: «Христос сам выбрал себе 12 апостолов, и то среди них один оказался Иудой». 


Протоиерей Артемий Скрипкин, руководитель отдела по делам молодежи Санкт-Петербургской епархии, настоятель храма Петра и Павла при университете им. Герцена в г. Санкт-Петербурге: 
Мы должны обличать и исправлять порок стяжательства, чтобы наша жизнь соответствовала Евангелию. Христос не ездил на богатых колесницах, своей жизнью он показывал скромность, и в Иерусалим въехал на ослике, показав как опасно увлечение роскошью, и что это может отделить народ от богообщения и богоискательства

Необходимо разделить понятия о богатстве: есть роскошное убранство в храмах, и есть богатые вещи в личном обиходе священника. В первом случае все и так понятно: храмы должны быть прекрасными, насколько сами люди могут это сделать. А иерарх не должен быть богатым, он должен быть свободным от стяжания. 

И очень важно расставлять правильно акценты, чтобы у людей не создавалось впечатление, будто священники занимаются апологией стяжательства, которое, безусловно, является грехом. И если такие пороки присутствуют среди священников, - а это всегда и везде бывало, - то мы должны обличать и исправлять их, чтобы наша жизнь соответствовала Евангелию. 

Однако это не оправдывает СМИ, которые попросту пользуются случаем выразить свою неприязнь к государству, Церкви и всему народу. Критику, иногда даже справедливую, они пытаются использовать для разделения Церкви. 

Но, как говорится, «вместе с водой можно выплеснуть и дитя». И нашу Церковь не хотелось бы видеть нищенствующей. 


Протоиерей Александр Салтыков, настоятель храма Воскресения в Кадашах: 
Что касается богослужебных облачений священнослужителей, то вообще-то они им не принадлежат. Никто - от чтеца до патриарха - богослужебных облачений (от омофора до стихарей) в быту не носит. Богослужебное облачение - это произведение церковного искусства, которое имеет литургическое значение. Интересующиеся этой темой могут прочитать статью о. Павла Флоренского «Храмовое действо как синтез искусств». 

Обвинения Церкви в том, что священнослужители совершают богослужение в дорогих облачениях, просто смешны, потому что и внешне Церковь должна быть прекрасной. И у нас на факультете церковных искусств, где я деканом, есть даже целая кафедра церковного шитья. С радостью подчеркну, что там создаются именно роскошные богослужебные облачения. 

 
Заведующий кафедрой теологии Рязанского государственного университета игумен Лука (Степанов)
Вообще говоря, все эти базарно-рыночные расчеты в церкви неуместны. Напомню, Иуда сказал Марии, омывающей ноги Христа дорогостоящим миром: «Отчего бы не продать это масло и не раздать деньги нищим?» Но сказал он это не от доброго сердца, а потому что был вором. И воровское сердце считает рыночную стоимость, а не благодать украшения архиерейской одежды – которая просто следует многовековой традиции. Так что критика эта нечестивая и связана с попыткой противопоставить духовному – материальное, утверждая приоритет последнего. 

Традиция дорогих священнических риз неотделима от традиции украшения икон Господа и Богородицы позолотой и драгоценными киотами, окладами с камнями. И сколько бы ни был драгоценным оклад в знак любви народа к тому, что изображено на иконе, он всегда будет бледным фоном той духовной красоты, которую имеют изображенные лики. Так и в отношении церковных украшений: следует видеть в них проявление любви к Церкви, к Богу и благодарности за ту неоценимую благодать, которой искупаются наши души для Царства Небесного. 

«Богатство церкви – это имущество нищих», – писал святитель Иоанн Златоуст. Но понимать надо и то, что там, где Господь и Церковь превозносимы, окружены почтением и благоговением, там и сердца людей располагаются к милостыни и братолюбию. 

Когда пренебрегают верой и пытаются сравнять с землей храмы, когда лицо предстоятеля Церкви сравнивают с лицом обывателя, тогда начинается разрушительный процесс, последствия которого будут печальны для народа, в чем Россия уже неоднократно убеждалась на своем горьком опыте. 


Священник Димитрий Лин, клирик Храма святителя Николая на Трех Горах: 
Необходимо различать три уровня служения священника или епископа - богослужение, служение как общественного деятеля и личные условия быта, - к каждому из которых свои требования. Другое дело, как отличить и где провести границу – часто это невозможно сделать механически. 

Что касается богослужения, тот тут нет никаких вопросов с точки зрения нашей исторически сложившейся церковной культуры: мы украшаем наши храмы и наших священнослужителей. И обилие позолоты - имеет объяснение: золотой цвет символизирует силу Царства Небесного. И те, кто не понимает наших традиций, далеки не только от церковного сознания, но и не имеют должного культурного представления о том, как относилась Церковь к церковной красоте, церковным древностям. 

Что касается общественной деятельности, то патриарх, как и епископ, является административной и в какой-то степени политической фигурой. Это тоже сложилось исторически и, наверно, это требует соответствующего окружения и оформления его служения. В этом смысле красивая резиденция патриарха, которая не является его личной собственностью, может быть примером замечательной архитектуры. 

Если говорить о личных вещах, то всегда в Церкви считалось, что в личном плане, - неважно, патриарх ты, священник, или мирянин, - украшением является скромность. Так всегда было, и это заложено в менталитете русского народа. Достаточно вспомнить описание быта патриархов на Руси. Кстати, и просто православные люди, даже цари, как, например, Николай II, в быту были скромны. 


Священник Андрей Алексеев, клирик храма св. мученицы Параскевы Пятницы в Качалове: 
К сожалению, очень часто о жизни Церкви судят люди, которые жизнью Церкви не живут. Многого такие люди не видят и не понимают. 

В Церковь действительно всегда несли лучшее. Красота храмового убранства, красота облачений священнослужителя - это выражение нашего отношения к Церкви. 

Что касается дорогих подарков священнослужителям, то здесь важно отношение к ним со стороны человека их получающего: привязывается ли он к ним сердцем, или благотворит с их помощью. Или, например, автомобиль. Ведь для батюшек это буквально «не роскошь, а средство передвижения». 

Во многом все эти претензии продиктованы чувством зависти, вот что плохо. В этой жизни Господь каждому посылает свое испытание, и важно правильно пользоваться тем, что мы имеем. Ведь можно гордиться нищенской сумой, а можно смиряться, имея определенный статус в обществе, который выражается с помощью каких-то внешних признаков. Это вопрос нашей совести. 

Да, в нашей священнической среде в этом плане тоже бывает неладно. Да, иногда нужно сделать и братское вразумление, а иногда и епископ вынужден власть употребить, но делается это и с братской любовью, и с назиданием, и в соответствии с церковной традицией, которая соблюдается из века в век. 


Священник Димитрий Арзуманов, настоятель храма святого праведного Иоанна Кронштадтского в Жулебине:
Патриарх – фигура высоченная. Соответствующий и круг общения. Его слово, его молитва для сильных мира сего имеют огромное значение, и они способны изменить жизнь даже, казалось бы, безнадежных в духовном плане людей. И что же, миллиардер, в котором патриарх пробудил веру и покаяние, будет дарить ему в знак признательности часы марки «Полет»? У Папы Римского тоже, кстати, часы не самые дешевые. 

Да, бывают и очень дорогие подарки. Ну и что? Все эти обвинения просто смешны. И священникам благодарные прихожане тоже могут что-то серьезное подарить, и храм построить помогут. Только все почему-то смотрят, какие подарки батюшка получает, а о том, что он вырученные деньги отдает нуждающимся, никто не пишет. Потому что это не афишируется. А я таких батюшек знаю. 

Могут подарить и машину, причем хорошую, - хотя, конечно, не «Майбах» или «Мазератти». В этом – элементарная забота и благодарность. Что же в этом плохого? Что, священник на самокате по Москве должен ездить? 

Так это в Москве. А в провинции у многих и самоката-то нет. И там среди священников множество настоящих подвижников и бессребреников. Там духовенство часто живет в откровенной нищете. И таких большинство по России. В Москве все-таки прихожане побогаче, поэтому и батюшкам московским в материальном плане полегче живется. 

Те, кто кричит об алчности священников, все это прекрасно знают. Да, и среди священников попадаются люди алчные, только их не так много, как может показаться благодаря некоторым журналистам. Не больше, чем, например, во врачебной среде. Так ведь и в Церковь вообще, и в духовенство не с неба люди попадают, а из нашего больного общества. Отец Андрей Кураев правильно сказал: «Каждый двенадцатый – Иуда». Наверное, не меньше, но не больше. 


Протодиакон Александр Агейкин, клирик храма Христа Спасителя: 
Почему-то таких критиков не интересует, сколько Церковь тратит на благотворительность, социальные проекты. Их интересует только внешняя оболочка. 

Я не знаю, что вкладывают в понятие «роскоши» те, кто про это говорит и пишет. Если речь идет о церковном облачении, то эти люди не знают традиций, которые касаются именно облачения. Архиерей должен быть в достойном облачении, особенно в день праздника. И надо понимать, что это не его личное облачение, оно принадлежит епархии. Архиерей не должен ходить в рубище, это присуще монашеским орденам Европы, которые официально принимали обет нищенства. У нас такой традиции не было. 

Люди, которые критикуют богатство облачений, не знают истории: вспомним, как воины, бывшие при распятии Иисуса Христа, не дерзнули разделить его хитон, так как он был дорогой и цельнотканый, и воины кидали жребий, кому хитон достанется. Значит, что Христос ходил не в бедных одеждах и, наверное, он покупал их не за свои деньги, а получал в дар от своих учеников. 

То, что накапливает Церковь – это народное достояние, и никто из архиереев в Царство Небесное это все не унесет. Вспомним 20-е годы прошлого века, когда все богатство Церкви, накопленное веками, было жестоко разграблено, и эта страсть породила бесовскую вакханалию, - сколько тогда пострадало священников! Надо понимать, что золотые купола, красивые иконостасы, достойные резиденции – это общее достояние, это не показание роскоши конкретного священнослужителя. 

Да и вообще, чем руководствуется человек, когда задает вопросы по поводу богатств? Своими амбициями, жадностью, завистью или ненавистью к конкретному иерарху, чтобы вызвать недоумение, разжечь неприязнь, заполучить себе новых сторонников? А что касается СМИ, то часто людей не интересует истина в конечном итоге, вопросы задаются исключительно ради порождения конфликта. Пусть это останется на совести журналистов.

Немає коментарів:

Дописати коментар