субота, 25 квітня 2015 р.

Саид Исмагилов: «Мусульмане должны изжить внутри своих конфессий идеологии, направленные на насилие»

Беседовал Вадим Ефименко

Глава Духовного управления мусульман Украины «Умма» рассказал о помощи военнослужащим-мусульманам, значении переводов Корана в исламе и профилактике исламофобии.
- Вы из Донецка. Тамошние протестантские служители сообщают, что в «ДНР» у протестантов забирают молитвенные дома, пленяют пасторов, некоторых верующих убили. Моему знакомому пастору, например, выбили зубы. Есть ли гонения на мусульман?

- У нас были неприятные прецеденты, когда не за религиозную позицию, а за гражданскую некоторые мусульманские лидеры пострадали. Но это было не по религиозным мотивам, а когда тот или иной лидер осуждал действия «ДНР». Некоторые были вынуждены покинуть город, но погибших не было. Пока что на этих территориях к мусульманам относятся терпимо, и таких проблем, которые происходят с различными протестантскими деноминациями, не происходит.


- А в Крыму?

- Из тех сигналов, которые подают Меджлис, КрымSOS и другие организации, в Крыму с мусульманами ситуация значительно хуже. Крым попал в правовое поле России и под ее плотную опеку, крымскотатарские организации публикуют списки погибших, похищенных, арестованных, факты обысков. (Как сообщает «Крым.Реалии», власти не расследуют убийство крымского татарина,  Канал 24 сообщает об обысках крымских татар – прим. ред.).

- Каковы в этом свете нынешние отношения мусульман России и Украины?

- Среди мусульман Украины есть несколько основных организаций, направлений. Мы не едины, не представляем собой монолита. Есть пророссийские организации, которые создавались как рычаг влияния на мусульманское сообщество Украины, они находятся в теплых и дружеских отношениях с мусульманами России. Те мусульманские организации, которые создавались не за российские деньги и не под российские проекты, они в сложных отношениях, а я бы сказал, что отношений вообще нет.

- Есть информация, что в Москве решили назвать мечеть именем Путина. Насколько это серьезно, и были ли прецеденты, чтобы мечеть называли именем немусульманина?

- Это высказали на одном из мусульманских конгрессов. Судя по всему, за этим предложением дальнейших действий не следует. Это был определенный жест верноподданичества. В мусульманском мире не встречалось прецедентов, чтобы называлась мечеть именем существующего руководителя, еще и немусульманина.

- Идет ли диалог мусульман и христиан Украины?

- На начальном этапе. Он существует, и мы ищем, в каких сферах и как он может происходить. Мы можем совместно участвовать в благотворительных проектах. Также в защите моральных и духовных ценностей против алкоголизма, наркомании, проституции, однополых браков и других явлений, ставших привычными в секуляризованном мире, но противоречащих религиозному мировоззрению. Можем участвовать в гражданском и патриотическом воспитании людей, т.е. быть частью гражданского общества. Нужно учитывать высокий процент доверия украинцев к религиозным организациям, поэтому религиозные организации могут давать свои рекомендации, оценку, духовное руководство для укрепления, объединения страны, примирения.
- В каких благотворительных проектах участвуют украинские мусульмане сейчас?

- Помогают беженцам вещами и едой, готовят еду в госпиталя для раненых солдат, сдают для них кровь, передают на фронт одежду и обувь. Военнослужащим-мусульманам отправляем молитвенную литературу.

- В марте 2015 года в Киеве опубликован перевод Корана на украинский язык. Христиане о переводах Библии спорят. От запятой зависит вероучение церкви. Как готовился перевод Корана и можно ли сказать, что украинский перевод более приближен к оригиналу?

- Любой перевод Корана не может заменить собой оригинал. Во всех богослужебных, молитвенных, вероучительных моментах используется только оригинальный арабский текст. А переводы нужны, чтобы незнающие арабский язык могли ознакомиться со смыслом, который вложен в Священное Писание. Поэтому перевод Корана ни на русском, ни украинском не используется в богослужебной практике. Обычно в проповеди используется оригинальный арабский текст, а затем перевод.

Украинский перевод за пять лет выполнил Михаил Якубович, преподаватель Острожской академии. После этого его перевод был представлен в Научном центре имени короля Фагда в Медине, Саудовской Аравии. Там находится специализированный научный институт, который занимается не только выпуском Корана на арабском языке, но и исследует переводы на все языки мира. Привлекали специалистов для оценки этогоо перевода. Частично и мне было предложено.

Перевод признали достойным печати. Первое издание вышло в 2013 году в Медине, где обычно печатаются Кораны. Там на одной странице параллельно идет арабский и украинский тексты.

Любой перевод — это, конечно, попытка переводчика передать смысл священного текста, как он сам его понял. Поэтому на русском есть 17 разных переводов, более или менее успешных. Языки различаются, и полноценный эквивалент невозможно подобрать в украинском. Поэтому допустима критика, комментарии, предложения по переводу.

- Значит, попытка перевода была успешной?

- Она была достаточно успешной еще и потому, что была первой. Второе издание отредактировано и дополнено. Любой перевод на протяжении многих лет подвергается вчитыванию, когда разные специалисты знакомятся с ним и они предлагают свои варианты, как следует понимать тот или иной пассаж. Исламские теологи предлагают так или иначе изложить богословские моменты священного текста. Знатоки украинского языка предлагают варианты удачного перевода.

- Вы выступаете против исламофобии. Встречались ли вы с исламофобией среди христиан?

- В Украине достаточно толерантно относятся к мусульманам. Когда мы говорим обо «всех», то это как средняя температура по палате. Негативное отношение является скорее исключением. Например, западная Украина мало осведомлена, что это за религия, культура. Есть живущие в плену мифов и пропагандистских штампов, которые транслируют СМИ. Здоровое общество спокойно относится ко всем своим представителям.

- А как быть с радикальным исламом? Случаем с журналом «Charlie Hebdo» или самопровозглашенным Исламским государством Ирака и Леванта, где систематически убивают людей?

- В Украине нет проявлений радикального ислама. Здесь вопрос радикальных группировок не стоит, и мы очень надеемся, что этого не случится. Касательно зарубежных событий, естественно, мы осуждаем подобные преступления. И это проблема самих мусульман. Мусульмане должны изжить внутри своих конфессий идеологии, направленные на насилие, убийство.

- Может ли христианская исламофобия вызываться (с преследованиями) в странах с мусульманским большинством? В Узбекистане, скажем?

- Все зависит от страны. Например, в Арабских Эмиратах открыта Украинская Греко-Католическая Церковь. Прихожане свободно посещают эту церковь в ОАЭ, а если взять Сомали или Нигерию, там другая ситуация. Чем меньше страна цивилизована, тем больше можно встретиться с религиозными преступлениями. СМИ формируют представление о мусульманах не по ОАЭ, а по Сомали и другим странам.

Есть притеснение одних христиан другими. В ДНР и ЛНР, называющих себя православными, убивают протестантов. Как на это реагировать? Склонные к насилию и убийству люди присутствуют везде. Это не зависит от религии.

- Как создать диалог христиан и мусульман в той же Африке?

- Мне сложно сказать, как поступать в Африке. Мы можем вспомнить геноцид в Руанде в 1994 году, где десятки тысяч человек были убиты не по религиозным, а по национальным мотивам. Здесь нужны специалисты в конфликтологии, взаимопонимании культур. Я украинец и могу рекомендовать, что в нашей стране делать.

- Что вы делаете, чтобы исламофобские настроения оставались здесь на минимальном уровне?

- С одной стороны, воспитываем наших мусульман уважительно относиться к государству, традициям, языку, согражданам. Уважительное отношение не будет провоцировать конфликт. С единоверцами работаем через семейное воспитание, проповеди, мусульманские СМИ, образовательные учреждения. С другой стороны, пытаемся показать немусульманам позитивный образ ислама.

- Сколько мусульман в Украине?

- До оккупации (Россией - ред.) было около миллиона человек.

- Это реальных прихожан?

- Всех, кто считает себя мусульманином.

Сергей Валерьевич Исмагилов (Шейх Саид Исмагилов, род. 9 августа 1978, Донецк, УССР, СССР) — муфтий Духовного управления мусульман Украины «Умма». Президент Украинского центра исламоведческих исследований, председатель мусульманской общины «Нур» города Донецк, член Донецкой городской общественной организации «Аль-Амаль». Украинский учёный-исламовед, член Донецкой областной организации Украинская ассоциации религиоведов, член правления Центра религиоведческих исследований и международных духовных отношений, член Совета церквей и религиозных организаций Донецкой области, преподаватель богословских и религиоведческих дисциплин Украинского исламского университета (2001—2002), общественный деятель.

Духовное управление мусульман Украины «Умма» — объединение религиозных общин мусульман Украины, созданное для координации действий и обеспечения условий для вероисповедания и проповеди ислама суннитского толка.

Немає коментарів:

Дописати коментар