субота, 10 жовтня 2015 р.

Путь к железу. Катастрофа бронзового века

Школьная история оставляет впечатление, будто в течение многих тысячелетий цивилизации Египта и Шумеро-Вавилонии были единственными городами, окруженными едва ли не людьми в шкурах. Это очень далеко от истины. На самом деле уже пять тысяч лет тому назад Европа и Ближний Восток были плотно населенным местом, где шел интенсивный обмен знаниями и товарами.
Жители той эпохи заметно отличались от современных людей. Нам кажется, что расовые различия людей имеют долгую историю, но современная генетика устанавливает, что это совершенно ложное представление. Современные расы не насчитывают и нескольких тысячелетий, а фенотипические черты всех рас в группах конца неолитической эпохи были перемешаны.
Европейцы были темнокожими, темноволосыми и голубоглазыми. Представьте себе жителя Южной Индии, но с голубыми глазами – таков типичный портрет первонасельника Европы. Светлая кожа, как считают современные исследователи, возникла вследствие «полового отбора» – мужчины и девушки со светлыми оттенками кожи считались более красивыми. Еще европейцы не могли употреблять в пищу коровье молоко – и до сих пор половина европейцев рождаются с непереносимостью лактозы (один из них автор этих строк).
Египтяне также не походили на современных египетских арабов, и, судя по всему, Египет, перекресток тогдашних мировых дорог, был не особенно гомогенным. В XIX веке некоторые белые историки тратили много сил, чтобы доказать, что египтяне были арийцами, а в XX веке были черные историки, искавшие доказательств, что Египет был черной цивилизацией, прошлое которой фальсифицировано белыми расистами. Пустые усилия и тех и других. Реальность была намного сложнее. Египетские фрески – изображения в первую очередь символические, а не реалистические, но некоторые закономерности по ним видны. На фресках Древнего царства (2686–2181 гг. до н.э.) египтяне отдаленно напоминают современных жителей Эфиопии. После раздробленности и волн миграций Первого переходного периода (2181–2055 гг. до н.э.) эпоха Среднего царства (2055–1650 гг. до н.э.) изображает египтян более светлокожими, а в лицах появляются левантинско-средиземноморские черты. В период Нового царства (1550–1069 гг. до н.э.) египтяне выглядят уже на европейский лад – вероятно, за счет смешения с гиксосами (мигрантами с Ближнего Востока Второго переходного периода, 1650–1550 гг. до н.э.) и затем с «народами моря» (мигрантами с Балкан) (Использована хронологическая серия изображений департамента египетских древностей Лувра, Париж). Генетические исследования останков древних египтян находятся еще на очень ранней фазе, но анализ отдельных мумий подтверждает наличие у них предков и из Северной Африки, и из Центральной Африки, и из Западной Азии.
Говоря о бронзовом веке, мы не отдаем себе отчета в том, насколько непросто давалась людям эта самая бронза. Ни Египет, ни шумерская цивилизация самостоятельно бронзу создать не могли. Бронза – сплав меди и олова. Для ее производства необходимо иметь два вида руд и создавать температуру 1084°С, чтобы получить расплав меди (олово плавится при температуре 232°С). Богатых рудами гор и лесов, которые можно перевести на топливо, не было ни в Египте, ни у шумеров. Поэтому первая обнаруженная археологами бронза появляется в местах, которые никак не выглядят очагами цивилизации, – это современные Сербия и Румыния, около 2500 года до н.э. Вскоре после этого бронза появляется также в Анатолии (современная восточная Турция), на Кавказе и в Китае. Более вероятно, что это был не импорт технологии, а независимые открытия. Затем бронзу начинают плавить на территории современной Баварии, Испании и Италии.
Первые бронзы делают из одной меди с добавкой природного мышьяка, а затем из полиметаллических руд, где медь и олово находятся рядом исходно. Исчерпав эти мелкие локальные источники, первые металлурги начинают понимать, что им нужно два металла. Меди в горах Европы и Азии – в Карпатах, в современной Анатолии, на Синае, на Кипре (от имени острова происходит латинское название меди «cuprum») было много. Меди было достаточно и в горных районах Китая. А вот олово – металл редкий. И еще практически в каменном веке появляется международное разделение труда и торговля, да какого размаха!
Китайские металлурги закупают оловянные руды в современных Камбодже и Таиланде; в Европе первая оловянная разработка обнаруживается в современных чешских Рудных горах; вскоре после этого олово начинают добывать кельты современных британского Корнуолла и Девона и французской Бретани. Корнуоллское олово – основной источник бронзы расцвета бронзового века от Балтики до Египта. Со временем появляется и стандартный слиток металла в форме бычьей шкуры, который легко грузить на судно или на вьючное животное. В 1982 году в море близ турецкого Улу-Буруна был найден древний корабль (ок. 1300 г. до н.э.) с полным набором материалов для бронзового литья: десять тонн меди, тонна олова и 150 амфор смолы терпентинной фисташки для изготовления литейных форм.
Дорог еще нет, поэтому основные торговые пути идут по прибрежным водам и рекам. Отсюда необходимость судостроения: первый корабль с наборным корпусом (пока еще внахлест) обнаруживается в Египте в составе погребального комплекса царя Хуфу (Хеопса), через столетие после уже известного нам Имхотепа. Это судно сделает честь иным современным мегаяхтам – его длина 143 фута (около 40 метров)! Хотя этот корабль ритуального назначения, он ходил по Нилу с загробными дарами покойному царю и вполне способен идти и по рекам, и по морю. В 2013 году в регионе Вади-аль-Джарф был обнаружен древнейший порт мира, построенный тоже в царствование Хуфу, и, судя по обнаруженному там древнейшему папирусу, грузооборот в этом порту был интенсивным. На территории Британии в Ферреби и Дувре обнаружены остатки подобных кораблей уже коммерческого назначения: это сорокафутовые яхты из трех-четырехдюймовых досок. А где доски, там и пилы и другие инструменты из той самой бронзы.
Назад из Египта и шумеро-вавилонского Междуречья везли не только технологии изготовления судов и инструментов, но и другой тогдашний хай-тек. В Иберии (современная Испания) недавно были открыты крепости, выстроенные по тем же технологиям, что и египетские пирамиды, и примерно в то же время: инженеры Имхотепа работали и на противоположном конце Средиземного моря. Затем важным египетским экспортом стало стекло – первый наряду с бронзой искусственный материал человечества. Египетские бусы находят по всему миру – и в Шотландии, и на янтарных берегах Балтики, и даже на Урале. Вещь в хозяйстве ненужная, но зато красивая!
Так прошли почти два тысячелетия человеческой истории, а затем эту налаженную систему постиг разрушительный кризис. Между 1206 и 1150 годом по цивилизациям Восточного Средиземноморья – Микенам, Криту, Хеттскому царству, Египту – проходит волна агрессии, пожаров и разрушений. Сокращается население, новые строения, керамика и предметы делаются примитивнее, могучие династии сменяют мелкие города-государства, от нескольких мировых столиц не остается ничего (например, столица хеттов Хаттуса превращается в пепелище, усеянное непогребенными трупами). Многие годы историки были уверены, что причиной коллапса стало открытие на Балканах железной металлургии. Вооруженные новым оружием северяне в пернатых шлемах: данайцы, ахейцы, этруски, сарды, филистимляне (египетские тексты исправно перечисляют незнакомые имена «народов моря» – денен, ахвеш, тереша, шерда, пелесет) – высадились на беззащитные берега развитых народов, огнем и мечом стерли их с лица земли и создали на их месте свои примитивные, но могучие варварские цивилизации железного века (Killebrew, Ann E. The Philistines and Other «Sea Peoples». In: «Text and Archaeology», Society of Biblical Literature Archaeology and biblical studies, 2013). Картинка красивая, но, как выяснилось не так давно, неверная. Неверной оказалась и версия, что цивилизации бронзового века были ослаблены катастрофическим взрывом вулкана Тера-Санторин (VEI 6 из 8), обрушившего на средиземноморский мир сокрушительное цунами, память о котором превратилась в легенду о всемирном потопе. Извержение датируется 1600–1650 годами до н.э., а легенда о всемирном потопе получила еще полдюжины таких же не особенно надежных объяснений от послеледникового затопления Черного моря до падения метеора в Индийский океан.
А коллапс бронзового века мог происходить более прозаично: с севера на юг хлынули не только отряды вооруженных воинов, но и орды голодных людей. Примерно каждые полтора тысячелетия Атлантический океан испытывает циклические периоды похолодания и потепления (так называемый цикл Бонда). Климат Европы в этот период делается холоднее, земля родит хуже, а в Африке и на Ближнем Востоке из-за связанного ослабления муссонов в Индийском океане начинаются продолжительные засухи (вспомним «семь голодных лет» Библии). Развитые народы бронзового века Европы столкнулись с нехваткой пищи, беженцы и переселенцы двинулись на юг. Бедствия еще больше усилились масштабным извержением вулкана Гекла (1109 г. до н.э, VEI 5 из 8), похолодание от которого тянулось несколько лет. Обескровленные цивилизации южан, потерявшие к тому же доступ к европейской торговле, а с ней и к бронзе, сопротивлялись, как могли, но шансов устоять против этого людского потопа у них было немного, и в итоге средиземноморский мир скатился на несколько столетий в «темные века» (другие очаги цивилизации, Индию и Китай, эти бедствия не затронули).
Железная металлургия, судя по всему, стала не причиной падения цивилизаций эпохи бронзы, а основой нового восстановления цивилизации. Коллапс бронзового века сделал олово и медь дефицитными товарами, и в поисках замены бронзе люди перешли на железо. Железо было известно людям не меньше времени, чем бронза и золото, но несколько тысяч лет его источником были железно-никелевые метеориты и самородное железо. Их не плавили, а проковывали в холодном виде, как и золото. Поэтому железные предметы были в основном украшениями; один из первых железных предметов, известных археологам, – бусы из железа египетской работы. Единичные экземпляры железного оружия известны – например, знаменитый кинжал фараона-мальчика Тутанхамона из метеоритного железа. Но для боя и работы железное оружие и инструменты III–II тысячелетий до н.э. не годились: слишком мягкие.
Чтобы железо смогло сменить бронзу, пришлось создать принципиально новый процесс его обработки – сыродутную, или кричную металлургию. Железная руда, смешанная в строго определенной пропорции с древесным углем, закладывалась в специальную печь, в которую мехами накачивался воздух. Температура в печи была недостаточно высокой, чтобы расплавить железо (1539°С), но достаточно высокой (800–1000°С), чтобы железо начинало восстанавливаться из окислов. Полученная губчатая масса – крица – многократно проковывалась; проковка удаляла из нее шлаки и одновременно меняла структуру металла, делая его прочнее. Из полученного металла можно было отковать окончательное изделие, придав ему прочность закалкой в холодной воде. На создание этого процесса по частям у человечества ушло несколько сотен лет. Попутно были созданы и вспомогательные индустрии: добыча железной руды, производство древесного угля (путем пережигания древесины в земляной яме без доступа воздуха), прочная и огнеустойчивая керамика для печи.
Только к VIII веку до н.э. наши предки научились получать этими методами железо достаточного объема и качества, чтобы делать оружие, способное сравниться по размеру с бронзовым (впервые это, по-видимому, произошло на территории современной Испании). После этого бронзовый век начал подходить к концу: железо вытеснило его настолько, чтобы новую эпоху можно было назвать железным веком. Созданный в эту эпоху металлургический процесс продержался до начала XIX века, когда доменная металлургия перешла на горячее дутье и кричная металлургия уступила место горячему литью.
Принято считать, что железный век завершился в эпоху раннего Средневековья, но в каком-то смысле мы и сейчас в нем живем

Юрий АммосовСоветник руководителя Аналитического центра при Правительстве РФ

Немає коментарів:

Дописати коментар